Уважаемые посетители! Данный сайт является архивным. Новый сайт ВИ-ШРМИ
 

Долгая дорога «Большого цирка» в Россию, или почему один британский сэр относится к России лучше, чем к Родине

18 октября 2014
Илья Синенко

Илья Синенко, аспирант кафедры международных отношений

В минувшие выходные Россия стала свидетелем, без всякого преувеличения, исторического события — первой российской гонки Формулы-1! И хоть в череде крупных спортивных событий последних и ближайших лет на нашей земле [1] Ф1 может показаться лишь еще одним элементом этого своеобразного «пазла», на самом деле ее по праву можно поставить в этом списке особняком.

Формула-1 на сегодняшний день — возможно, самый привлекательный в маркетинговом отношении спорт: структура чемпионата позволяет посещать с «гастролями» до 17–18 стран ежегодно (неслучайно главное прозвище Ф1 — «большой цирк» — подобно ему она, кочуя по самым удаленным уголкам планеты, разворачивает по прибытии свои гигантские шатры, а после скоротечного, но очень яркого шоу тут же стремительно переезжает дальше), а также обеспечивает телевизионную аудиторию более чем в полмиллиарда человек каждые две недели, что делает ее самым популярным событием мирового телевидения, а следовательно позволяет принимающей стороне заявить о себе на весь мир не менее громко, чем, скажем, при проведении Олимпиады. При этом в отличие от «разовых турниров» (вроде тех же Олимпийских игр или чемпионатов мира разных видов спорта) Формула-1 приезжает в свои страны-партнеры каждый год. Можно даже не говорить о непосредственной финансовой выгоде — в виде огромного туристического потока, причем не абы какого, а болельщицко-фанатского — т.е., по определению самого преданного и потому гарантирующего отсутствие всяких рисков убытка для организаторов. Это прежде всего потрясающее имиджевое приобретение, позволяющее открыть свою страну взглядам почти 15% населения планеты, среди которых главы не только ведущих автопроизводителей, но и их многочисленных коммерческих партнеров (а это сплошь крупнейшие мировые компании в самых разных сферах производства и услуг — Ф1 спорт, мягко говоря, не из дешевых). Паддок [2] Формулы-1 формирует среду, схожую с крупнейшими инвестиционными и бизнес-форумами, причем сопоставимую не только по представительности своих участников, но и по деловой отдаче. Проведение столь сложного в техническом отношении мероприятия [3] требует невероятной эффективности от всех — и высшего государственного, и регионального уровня власти, среднего и даже малого бизнеса региона. Любая оплошность, допущенная организаторами в ходе подготовки, неминуемо даст о себе знать в ходе соревнований. Посему сам факт успешного проведения гоночного уик-энда уже создает стране соответствующую репутацию и позволяет показать и туристам, и потенциальным инвесторам свой «товар» лицом. Как всё это работает, еще на рубеже веков смекнули многие наши соседи по АТР. Спросите малазийского экс-премьера Махатхира Мохамада — уж он-то может многое рассказать. Например, на какие инвестиции появился знаменитый теперь Международный аэропорт KLIA [4], позволивший Малайзии впоследствии стать крупнейшим авиатранспортным узлом в Юго-Восточной Азии и одним из крупнейших в мире…

Старт гонки – мировая телеаудитория в этот момент равна населению Евросоюза…

Старт гонки — мировая телеаудитория в этот момент равна населению Евросоюза…

Так вот наша страна до недавних пор была лишена всех этих преимуществ. Гран-при России в свое время проводился — только последний раз было это ровно 100 лет назад, когда организовывали подобные одиночные гонки клубы автомобильных энтузиастов, (эдаких «джентльмен-драйверов» Европы), а до появления первых упорядоченных автоспортивных чемпионатов, включая Формулу-1, миру еще предстояло пережить две мировые войны. Советская власть нанесла российскому автоспорту самую настоящую травму, фактически заморозив его развитие вплоть до Великой Отечественной, и даже ряд перспективных разработок, подсмотренный на территории поверженного противника и затем «творчески переосмысленный» на родной земле, не позволил нашей автомобильной промышленности (в том числе и ее спортивным образцам) догнать европейских собратьев. Однако стремительно обретшая мировую популярность Формула не прошла мимо глаз советского руководства, и раз уж не выходило с собственной техникой, то мысль приобщиться к автомобильному Олимпу по крайней мере фактом проведения гонки с участием лучших мировых образцов всерьез рассматривалась высшим партийным руководством. Трудно в это поверить, но «классово чуждый» и абсолютно буржуазный по своей природе спорт мог приехать в СССР еще в начале 1980-х. Идея Гран-при СССР принадлежала лично Леониду Ильичу Брежневу, и он настойчиво ее продвигал. Промоутер «больших призов» Берни Экклстоун приезжал в Москву летом 1982 года и даже согласовал с советским лидером проект городской трассы, а также дату проведения гонки уже в следующем 1983-м. К сожалению, смерть Брежнева в ноябре поставила крест на этих планах. Новый генсек Андропов принялся решать более насущные проблемы, коих к тому времени уже накопилось немало. Однако, пробный «подход к снаряду» был сделан, и даже до падения коммунистического строя появилось еще несколько перспективных проектов советского Гран-при — в том числе в качестве реакции на успешно пробившую «железный занавес» в Формуле-1 еще в 1986 году гонку в Венгрии. Не остался в стороне и нарождавшийся на закате красной империи класс собственников — кооператив «Пик», созданный при одном из ленинградских оборонных заводов, спонсировал команду Life. На нескольких Гран-при на болиде команды даже был изображен флаг СССР.

Первые попытки российского спонсорства в Ф1 – предсказуемо неудачные

Первые попытки российского спонсорства в Ф1 — предсказуемо неудачные

В постсоветский период интерес как властей к проведению российского Гран-при, так и крупных отечественных компаний к спонсорству команд Ф1 только возрос. Но царившая во всем в те годы неорганизованность и низкий профессионализм возымели свой эффект. За 1990-е и 2000-е годы в Международную автомобильную федерацию (FIA) было подано более полутора десятков проектов трасс, но дальше чертежей и 3D-макетов дело не дошло. А робкие попытки выхода на рынок Формулы-1 даже таких зубров по внутрироссийским меркам как Газпром, МТС и Мегафон, ввиду непонимания тонкостей сферы к существенной маркетинговой отдаче не привели. С мертвой точки все сдвинулось в 2010 — не по мановению волшебной палочки, разумеется. После долгого и сложного пути в различных юниорских чемпионатах наконец завоевал право на дебют в «королеве автоспорта» первый российский пилот Виталий Петров. А Николай Фоменко со своим амбициозным проектом по производству эксклюзивных спортивных автомобилей Marussia стал совладельцем команды Virgin, а затем и вовсе выкупил ее и зарегистрировал под российской лицензией. Но самое главное событие, косвенно порожденное двумя предыдущими, случилось 14 октября 2010 г. — в присутствии Владимира Путина был подписан контракт на проведение гонки в олимпийском парке Сочи!

Подписание контракта на проведение Гран-при России в Сочи

Подписание контракта на проведение Гран-при России в Сочи

Многие поклонники автоспорта в России ждали долгие четыре года, опасаясь, что в очередной раз все может сорваться — тем более что наш первый гонщик так и не добившись успеха был вынужден покинуть Ф1, а Marussia, так и не построив ни одной дорожной машины, не смогла добиться существенного прогресса и в спорте, по-прежнему находясь в записных аутсайдерах, а недавно еще и лишившись в страшной аварии своего талантливого пилота Жюля Бьянки [5]. Но привязка «формульного» проекта к строительству олимпийских объектов, а также твердое политическое решение обеспечить практическую пользу для Краснодарского края от использования наследия XXII Белых игр развеяли в конце концов все сомнения. Тем не менее проблема пришла, откуда совсем не ждали — антироссийский накал, вызванный событиями на Украине, едва не привел к срыву Гран-при России по политическим причинам. Призывы к подобного рода бойкотам спортивных состязаний в последние годы — не редкость. Они предшествовали и футбольному чемпионату Европы в 2012 г. на Украине (из-за процесса над Ю. Тимошенко), и хоккейному мировому форуму в Белоруссии, и Олимпиаде в Пекине… Но в данном случае призывами отдельных политиков или общественных деятелей дело не ограничилось. С рекомендацией отменить гонку в Сочи выступил немного-немало сам МИД Великобритании. Это тем более весомо, поскольку так уж исторически сложилось, что подавляющее большинство обслуживающего персонала практически всех команд, включая многих механиков и ведущих инженеров — граждане Туманного Альбиона. Подобный трюк Форин-офис уже провернул в 2011 году, благодаря такой же рекомендации сорвав Гран-при Бахрейна. Тогда, правда, команды сильно не спорили, опасаясь неконтролируемой ситуации в ближневосточной стране. На сей же раз данное предложение было отвергнуто фактически без обсуждения — российский рынок для многих компаний, в том числе автогигантов, продолжает оставаться одним из самых перспективных. Особенно жестко отреагировал главный управляющий Формулы-1 сэр Берни Экклстоун — сам британец, заявивший что «совершенно непонятно, как проведение гонки вообще может быть связано с протестами на Украине. Наш спорт не связан ни с политикой, ни с религией, ни с чем-либо еще подобным!» Понять организатора Ф1 можно — как уже указывалось выше, он мечтал привезти Гран-при еще в СССР, причем отнюдь не из-за какой-то особой любви к нашей стране, а исключительно из-за коммерческой выгоды. Экклстоун всегда радел за максимальную глобализацию своего детища, да и в принципе именно его методы управления сделали Формулу-1 сегодня такой процветающей. Между прочим, долгое время он угрожал исключить из календаря этап в родной Великобритании (колыбели автоспорта, на секундочку!) — за отсутствие комфортных условий и современной автогоночной инфраструктуры. И в конце концов добился успеха — упрямые поначалу соотечественники, организовавшие настоящую кампанию персональной травли в СМИ, не добились ничего и были вынуждены выполнить все условия Экклстоуна по модернизации своего автодрома. Зато с Владимиром Путиным долго общий язык искать не пришлось — и камеры официальной телевизионной трансляции отнюдь не избегали кадров, на которых президент общался с Экклстоуном. А после гонки так еще и зашел к гонщикам, занявшим призовые места, поздравить и задать интересующие вопросы, а позднее вручил кубок победившему в Гран-при России Льюису Хэмильтону. Зарубежная пресса не упустила возможности съязвить по этому поводу, но если уж кто из политиков и имеет моральное право «засветиться» в подобной компании, так это наш президент — в конце концов, единственный государственный деятель современности, успешно испытавший эту технику в боевых условиях (во всяком случае, автор заметки за 16 лет своих наблюдений других подобных примеров не знает). А гражданин Британии Хэмильтон, равно как немец Росберг и финн Боттас искренне и с теплотой приветствовали Путина — что уже говорит о многом…

На подиуме в Сочи случайных людей нет – опыт вождения болида Формулы-1 есть у каждого!

На подиуме в Сочи случайных людей нет — опыт вождения болида Формулы-1 есть у каждого!

Россия в любом случае не сможет и не должна существовать в международной изоляции, а успешно противостоять давлению западных политиков можно, заручившись поддержкой общественного мнения в этих странах. Можно, конечно, делать это, например, речами политиков с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН или на саммите какого-нибудь условного БРИКС — проблема лишь в том, что иностранные каналы это просто не покажут, или даже если и покажут, то могут перевести «по своему» или титр прикрутить не тот — все это мы уже проходили. Гораздо проще, когда страна показывает свою открытость, приглашая на мероприятие с превосходной организацией и показывая «без купюр» свой текущий быт и уровень развития широкому кругу иностранных гостей. Да и те же телевизионщики проигнорировать трансляцию крупнейшего спортивного события даже из «тоталитарной» страны просто не смогут — зрители не поймут, причем не поймут они свой канал. Да и слова знаменитого гонщика, каждые две недели работающего практически на грани человеческих возможностей — для миллионов людей куда весомее слов даже их государственных лидеров, поэтому тот же Даниил Квят (новый российский пилот, чей переход в чемпионскую команду последних лет Red Bull был недавно анонсирован) при достижении соответствующих результатов способен стать флагманом нашей «мягкой силы» не меньшим по потенциалу, чем Александр Овечкин или Мария Шарапова… Автоспорт — это один из тех видов, который эффективнее всего работает на создание положительного имиджа страны-участницы в глазах всего мира, успех здесь является символом финансовой силы и стабильности государства — и замечательно, что Россия в конце концов смогла пробить эту стену. Но правила игры таковы, что устраивая сейчас, как нам может быть кажется, «пир во время чумы» мы на самом деле получаем в свои руки потрясающий по своей силе имиджевый инструмент, и если мы научимся в ближайшем будущем подобными инструментами правильно распоряжаться — никакая изоляция нам точно не грозит!

_________________________________________________________

[1] Универсиада-2013 в Казани, Белая Олимпиада-2014 в Сочи, Кубок Мира по футболу 2018, мировые первенства по легкой атлетике (2013) водным видам спорта (2015), хоккею (2016) и т.д.

[2] Комплекс служебных помещений для всех команд, обслуживающего персонала, официальных лиц и гостей, где они находятся в дни Гран-при

[3] Здесь и постройка комплекса автодрома (который включает в себя не только саму гоночную трассу, но и медицинский центр, т.н. пульты управления гонкой, сложнейшее цифровое и телекоммуникационное оборудование, пункты обслуживания гоночной техники…), и логистика (принимающая вынуждена помогать командам и дирекции чемпионата в очень сжатые сроки доставить до места проведения соревнований более 400 тонн разнообразных грузов, в т.ч. уникального оборудования), и еще множество аспектов

[4] англ. — Kuala Lumpur International Airport

[5] Гонщик находится в критическом состоянии — даже при всех предпринимаемых мерах по обеспечению безопасности техники и трасс Формула-1 по-прежнему остается чрезвычайно опасным спортом